Директор и основатель детской футбольной школы БАТЭ Николай Николаевич Мозоль 1 мая отпразднует юбилей. Пятьдесят лет — круглая дата! А для нас, конечно же, повод встретиться и поговорить. О том, как все начиналось, о сегодняшней жизни школы и о планах на будущее. Тем более, Николай Мозоль — личность незаурядная и интересная! Да и с основателем клуба БАТЭ Анатолием Капским у них много общего. Оба празднуют в этом году пятидесятилетие с разницей в пару недель. Оба родились и выросли в деревне, отсюда и крепкая хватка. Оба пришли в футбол из бизнеса и постигали его уже по ходу дела. Оба живут футболом и для футбола! Видимо, не случайно судьба однажды свела вместе этих людей. Впрочем, обо всем по порядку.

— Николай Николаевич, Вы были первым человеком, кто основал детскую футбольную школу в Республике Беларусь? Как родилась эта идея?

— Нет. До нас уже была Олимпия, но к моменту нашего основания она дышала на ладан и вскоре прекратила свое существование. Поэтому, когда я открывал свою школу, переживал за то, чтобы не повторить их путь. Я абсолютно не был связан до этого с футболом, занимался в детстве спортивной ходьбой. Все началось с моих сыновей. В 1996 году они начали тренироваться в Смене у Геннадия Сегизмундовича Неверовского, а затем их перевели к Леониду Ивановичу Данейко, который на тот момент вел 1988-й год. Я до этого вообще не имел представления даже о том, что есть деления по возрастам и как это все происходит. Но когда стал посещать тренировки сына, проникся этой игрой. В девяностые годы Смена переживала не самые лучшие времена. Ребята не имели даже одинаковой формы, когда мы выезжали на турниры. Кто в чем был, тот в том и играл. Первое, что я сделал — купил два комлекта формы на всю команду. С этого все и началось. По мере возможности, я продолжал оказывать поддержку и помогать тренеру в различных вопросах. Однажды, мы были на турнире в Германии, на котором выступали сильнейшие немецкие и европейские команды, такие, как Шальке-04 и т.д. Когда я увидел, что наши ребята на голову сильнее их, я решил, что нужно, во что бы то ни стало, сохранить эту команду. Так родилась идея о создании собственной детской футбольной школы. Сначала у нас были попытки совместного сотрудничества со Сменой, но потом стало ясно, что государственная и частная структуры не могут ужиться вместе. Поэтому было принято решение об отделении от Смены и регистрации собственного клуба в федерации футбола. Не все люди восприняли это положительно. Некоторые чиновники полоскали нас на каждом совещании и были против, думая, что мы будем заниматься переманиванием игроков. Внутри команды решение принимали все добровольно, кто-то пошел с нами, кто-то остался в Смене. Леонид Иванович с нами не пошел, может не поверил, что мы сможем выжить, помня историю Олимпии, может еще по каким-то причинам. В итоге, с десятью футболистами 88-го года мы стали новой командой — РМ. Такое название возникло из-за парнерства по бизнесу с фирмой «Европроект», которая являлась импортером французских красок RM для автомобилей. Я понимал, что потянуть такой проект одному, несмотря на некоторые финансовые возможности, не получится и договорился с ними о спонсорской поддержке. Наше сотрудничество продлилось недолго, а название осталось. Потом были еще попытки партнерства с другими людьми, но и они ни к чему не привели. Ездил я несколько раз к Делендику в Дариду, пытался попасть на прием, но так и не попал. Были еще варианты с Динамо, но на тот момент они сотрудничали с РУОРОм, нашими основными конкурентами, и я не согласился. Так я остался один. Было непросто, но эта идея продолжала жить во мне и отступать я был не намерен. Поэтому продолжал развитие школы самостоятельно.

Николай Мозоль

— Как же вы все-таки стали школой БАТЭ?

— По воле случая. Моя фирма занималась ремонтом и обслуживанием автомобилей. Однажды к нам обратилась женщина за помощью. Когда в офисе мы оформляли документы на ремонт, она обратила внимание на кубки и медали, которые были выставлены там. Я сказал, что занимаюсь детским футболом, у нас своя команда. На что она ответила, что ее муж тоже занимается футболом, и у него тоже есть команда. Мужа зовут Анатолий Капский, а название команды — БАТЭ. Думаю, не надо описывать мои чувства в тот момент. Однако, я постеснялся завести с ней разговор на эту тему. А через две недели к нам приехал сам Анатолий Анатольевич Капский и завел разговор о сотрудничестве. У клуба на тот момент не было своей детской футбольной школы. И хотя, тогда еще не было обязательного требования клубам высшей лиги иметь свою школу, Капский, будучи человеком грамотным, смотрел далеко вперед и понимал, что без нее БАТЭ никак. Анатолий Анатольевич пригласил меня на базу команды в Дудинку, где собралось все руководство, тренерский состав, Пунтус, Пудышев, другие футбольные люди. Мы все обсудили, а решающим фактором стало то, что Анатолий Анатольевич в заключении сказал, что согласен сотрудничать, только если лично я буду заниматься детской школой. От такого доверия со стороны главного человека в БАТЭ у меня мурашки побежали по спине. Когда такие люди тебе говорят такое, вырастают крылья. У меня эта картина до сих пор перед глазами. Хотелось сразу «взять в руки лопату и начать копать». Сначала сотрудничали 50 на 50. И название было БАТЭ-РМ. Но когда помимо 88-го года стали добавляться другие возраста, стало ясно, что так не получится. Все финансирование на себя взял клуб, мы влились в его структуру, а я стал руководителем детской школы.

— Сколько раз Вам хотелось все бросить, ведь наверняка такие мысли были?

— Ни разу! Никогда не хотел бросить начатое и вернуться к спокойной жизни. Я сам из деревни, у меня отец был механизатором. В доме постоянно были грамоты за отличную работу и высокие показатели. У нас в семье было принято любое дело, за которое взялся, доводить до конца. Главное, что я видел, что делаю все не зря. А 2008 год стал тому самым большим подтверждением. Тогда наши воспитанники Паша Нехайчик и Миша Сиваков в матче с Андерлехтом впервые вывели БАТЭ в групповой этап Лиги Чемпионов. Все это вкупе с отношением ко мне со стороны нашего руководства, Анатолия Капского и Александра Захарченко, постоянно дает силы не останавливаться на достигнутом и двигаться дальше.

Николай Мозоль

— Что такое детский футбол у нас в стране, бизнес или дотации?

— На детском футболе не сделаешь бизнес, это точно. Им серьезно могут заниматься только энтузиасты, люди которые болеют этим. Может я и не прав, но за мою бытность у нас было немало частных школ. Добились ли они успеха? Поймите, Вы можете воспитывать игрока, вкладывать в него силы, а потом появляются какие-то люди, переманивают, уговаривают родителей, перевозят в другие города и страны. Тот бриллиант, который Вы старательно растили, невозможно сохранить. В любом случае, его кто-то отнимет. Мне часто на это говорили, мол, не хочет футболист играть в БАТЭ, не надо его уговаривать. У меня другая позиция. Я знаю, сколько в него вложено сил и средств, поэтому стремлюсь любыми путями удержать талантливого игрока. К сожалению, даже на законодательном уровне мы не можем ничего поделать, если наш воспитанник решит уйти. Да и наши финансовые возможности не сопоставимы с соседними странами. Игроков вырывают на корню, лишь только появляется кто-то талантливый. Мы, в детской футбольной школе БАТЭ, воспитали много хороших игроков, которых в последствии не смогли удержать. Михаил Яковлев, Алексей Руденок, Евгений Борунов, Ян Юрьев… Я могу продолжать этот список. Почти все они уехали, поддавшись на уговоры агентов, тренеров других команд. Ни один пока не заиграл, но от этого не легче.

— Но тем не менее, Вам есть чем гордиться…

— Не скрою, приятно, когда в национальной сборной играет пять наших воспитанников. Их имена всем хорошо знакомы. Нехайчик, Филипенко, Сиваков, Володько, Гутор. Именно первые трое в свое время вдохновили меня на создание собственной детской школы. А чего стоит выход белорусской сборной на Олимпийские игры. В том составе было сразу восемь наших футболистов. Но мы смотрим вперед. На подходе еще целая плеяда талантливой молодежи, воспитанной в нашей школе. За сборную U-21 выступают Чичкан, Щербицкий, Павловец, Яблонский, Байдук, Климович, Довгель.

— Впору на базе БАТЭ создавать академию. Не думали об этом?

— Думали и все время думаем. Были даже проекты. Но сейчас не самая благоприятная экономическая ситуация в стране для этого. Не забывайте, что мы частный клуб и все финансирование ляжет на наши плечи. Академия — это будущее. Но и сегодня у нас есть все условия для подготовки классных футболистов. Это не раньше, когда мы выезжали в Ратомку на поле, где коровы пасутся, ставили ворота какие-то и тренировались. Сейчас ребятам созданы все условия для качественной подготовки.

— Какой Вы руководитель? Есть ли у Вас какие-то принципы, которыми Вы никогда не поступитесь?

— Мне себя сложно самому характеризовать. Со стороны мне доводилось слышать, что я добрый и мягкий. Думаю, это не так. Те люди, кто меня действительно знают, скажут Вам, что за внешним спокойствием всегда скрывается буря эмоций в душе. Я способен принимать жесткие решения, если того требует ситуация. Когда так поступаю, не хожу вокруг да около, говорю все в глаза. Когда вижу, что кто-то пытается воспользоваться мною, прекращаю общение и совместную работу. В то же время, в любых текущих будничных вопросах умею проявить гибкость. Ведь детский футбол — это не команда мастеров, где работает принцип «сегодня или никогда». Здесь нужно терпение и выдержка. Не обманываю сам и не люблю, когда меня обманывают. Если говорить о принципах, был такой случай, который ответит Вам на этот вопрос. К нам в школу пришел известный, в последствии, футболист Стас Драгун. Я сказал, что без письма из РЦОПа о том, что они его отпускают, к себе в команду не возьму. Стас письмо не принес и у нас не играл. Мы потеряли классного игрока, но я не изменил своим принципам. Поступай с людьми так, как хочешь, чтобы с тобой поступали. Я не думаю, что кто-то из руководителей или тренеров обижается на меня. Единственный случай недопонимания возник с Михаилом Яковлевым, который приехал к нам из Витебска. Но с его тренером Равковым мы потом разговаривали и он понял, что у нас не было злого умысла в той ситуации. Если бы игрок остался у нас, мы, безусловно, выплатили бы компенсацию. Кодекс чести для меня не пустые слова.

— Как Вам сейчас удается совмещать бизнес и футбол?

— Это всегда было не совсем просто. Слава Богу, выросли дети и взяли часть забот на себя. Вообще, среда вокруг меня здоровая, это очень помогает. Я наблюдаю за процессом со стороны и всегда подсказываю при необходимости.

Николай Мозоль

— По каким критериям вы подбираете тренеров для Вашей школы?

— У нас все тренеры прошли школу футбола. Это основа. Если ты сам играл, ты можешь научить этому других. Конечно, есть примеры, когда люди без футбольного опыта становились хорошими тренерами. Но это не наш путь. Даже наши ребята, которые по завершению карьеры футболистов, приходят к нам тренировать, поначалу робеют и теряются. Они понимают сами, что им еще многому предстоит учиться. Но у тех, кто сам играл, этот процесс идет быстрее. Кстати, наша детская школа является еще и кузницей тренерских кадров. Виктор Михайлович Гончаренко начинал именно с нашей школы. Все тренеры дубля прошли через нас.

— Кого быстрее возьмете на тренерскую работу, молодого и энергичного или в возрасте, но с опытом?

— Из практики могу сказать, есть хорошие тренеры и молодые, и в возрасте. Мы на возраст не смотрим, мы оцениваем уровень подготовки и человеческие качества. А так же, умение соответствовать общим требованиям школы. Сегодня тренер не может работать так, как он хочет. Я не сторонник всех ровнять под одну гребенку. Каждый должен проявлять свою индивидуальность, но существуют общие цели, свой стиль. Это надо учитывать. На всех собраниях мы напоминаем об этом. К тому же, перед тем как взять тренера на работу, мы изучаем его, собираем рекомендации. К нам случайные люди не попадают. Есть и обратная сторона медали. Когда приходится расставаться, это всегда болезненно для обеих сторон, потому что у нас все, как в семье.

— Кто из воспитанников БАТЭ за всю Вашу историю был самым ярким?

— Миша Сиваков и Егор Семенов. Женя Чешура был хорош. Егор Филипенко и Паша Нехайчик постепенно росли. Но выросли в настоящих звезд. Паша был совсем худенький и слабенький. Это как раз тот случай, когда нельзя отчислять игрока из-за его данных, а нужно запастись терпением. Вискушенко Алексей был очень ярким игроком, но по состоянию здоровья не заиграл. В этом есть и наша вина. К талантливым футболистам нужно относиться бережно, а не затыкать ими все бреши.

— Есть ли сейчас у Вас игроки с большим будущим?

— Конечно! Я всех их вижу, но называть не буду. Слишком много в футболе случайных факторов, которые могут вмешаться в судьбу.

— Что можете пожелать молодым ребятам, которые только становятся на свой футбольный путь?

— Хочу им сказать, что нужно запастить терпением, уметь ждать, не делать скоропалительных выводов из каких-то неудач. Следите за своим здоровьем и никуда не торопитесь! Футбол — это такой длинный марафон, времени хватит на все.

— Что для Вас школа БАТЭ? Это радость и вдохновение или рутина?

— В первую очередь, конечно, радость! Я вообще благодарен футболу, что он есть в моей жизни. Я счастлив, что посвятил себя развитию детского футбола. Я счастлив, что судьба привела меня в БАТЭ, что мне довелось работать с такими людьми как Анатолий Анатольевич Капский и Александр Викторович Захарченко. Я многому научился у них. Я счастлив, что мы воспитали столько хороших игроков и продолжаем делать это.

— Спасибо! С днем рождения Вас!

— Спасибо!

Войти, чтобы оставить комментарий
1 Темы
0 Ответы
0 Читают
 
Лучший комментарий
Горячая тема
1 Авторы
Степан Ильич Последние 5
свежие с начала популярные
Степан Ильич
Гость
Степан Ильич

С 88-м годом, я так понимаю, произошёл саботаж. Кто-то из родителей, в последствии директор детско-юношеской школы БАТЭ, решил создать школу, при этом забрав из Смены, как потом оказалось, самых лучших ребят. До боли знакомая картина. Свежий пример — ФШМ. Мигрируют люди целыми командами. Что тогда, что сейчас, в поисках лучшей доли. Только не понял, чем тут гордиться?