Не так давно в Беларуси произошло событие, вызвавшее неподдельный интерес всего футбольного сообщества – в Минске начала свою работу академия “Спартак”. Новость сразу же обросла множеством слухов. Одни утверждали, что сам московский “Спартак” открывает здесь свой филиал, другие предполагали, что кто-то купил франшизу известного клуба, третьи заметили, что эмблемы хоть и похожи, но все же разные… Чтобы разобраться в ситуации, мы обратились к основателю футбольной академии “Спартак” Ивану Тимофееву, давно известному в белорусском детском футболе по таким проектам как “Патрик” и “Крумкачы”.

– Почему вы решили назвать футбольную школу академией? И почему “Спартак”? Это что, попытка привлечь людей громкими словами?

– Не буду скрывать – одна из причин именно эта. Почему бы не назваться “Спартаком”?! Это все-таки имя. Чтобы не тратить время на раскрутку, мы назвались “Спартаком”, тем более, что Минск уже давно не знал никакого “Спартака”. Последней командой был мини-футбольный “Спартак-54”. Я сам играл за эту команду и работал там, но с тех пор прошло уже лет десять, наверное. Тот “Спартак” прожил совсем недолго. Надеюсь, нас ждет более счастливая дорога и более счастливая судьба, чем ту команду. К тому же, у нас есть, например, “Динамо”. А “Спартака” не было. Вот теперь будет. Конечно, до “Динамо” нам пока далеко, но мы будем стараться.

– То есть никакого отношения к московскому “Спартаку” ваша академия не имеет?

– Ну, вы же меня рассекретили очень быстро (улыбается). Я надеялся, что хотя бы пару дней это останется тайной, чтобы на нас обратили внимание. И тем не менее, люди звонят и спрашивают, какой это “Спартак”? Московский или еще какой-то? На самом деле, отношения к московскому “Спартаку” мы не имеем, это самый, что ни на есть, наш, минский “Спартак”.

– Тогда почему академия? В моем понимании, это нечто более масштабное – место где дети живут, тренируются, учатся…

– Да, действительно, пока у нас нет таких условий, но в будущем мы планируем прийти к этому. Ну и к тому же, уже всем приелось словосочетание “футбольный клуб”, и мы решили выделиться.

– Вы объявили набор по такому широкому спектру возрастов, от 2006 до 2000 годов рождения. Для чего вам набирать ребят старших возрастов, если вы даже на первенство Беларуси не играете?

– Это пока не играем. В будущем мы обязательно заявимся на лицензию. Напомню вам, что футбольная школа “Крумкачы” состоит из наших ребят, за “Луч” играет половина наших ребят, за “Славянин” играет половина наших ребят. Все те, кто по тем или иным причинам были у нас и разбрелись по всем этим клубам и, фактически, сформировали эти команды. Да, пока футболистов нет, но они будут.

– Как скоро вы планируете заявиться на лицензию?

– Мы бы хотели уже с сентября играть в первенстве Беларуси. Возможно, у нас не получится заявиться сразу четырьмя возрастами, но, как минимум, две команды мы хотим выставить.

Как вы собираетесь решить вопрос о том, чтобы вас взяли в это первенство?

– Если вы не в курсе, мы уже члены ассоциации “Белорусская федерация футбола”…

– Кто мы?

– Наша организация. У нас спортивное общественное объединение. Не вижу причин, чтобы не пускать нас на лицензию.

– У вас общественное спортивное объединение? То есть как такового юридического лица “Спартак-Минск” нет?

– Нет. Это как при клубах, например, отделение молодежного футбола. Вот примерно так. Так что не вижу причин недопуска к таким соревнованиям, как первенство Беларуси при нашем на то желании.

– Коль скоро вы собираетесь играть в чемпионате Беларуси старшими возрастами, полагаю, и в первенстве Минска примете участие младшими. Это будет “Спартак” или “Патрик”?

– “Спартак”. Проект “Патрик” себя изжил. По различным причинам. Может быть где-то были допущены ошибки, все-таки это были мои первые шаги. Команды все по очереди куда-то исчезли… От “Патрика” остались только самые маленькие ребята, которых мы переведем в наше общественное спортивное объединение.

– Вы анализировали, почему люди уходили целыми командами?

– Ошибки были допущены мной. Мне не удалось создать такую организацию, в которую бы поверили и тренеры, и родители. Думаю, это основная причина, которая повлекла отток людей. Надеюсь, на этот раз мне хватит опыта создать организацию, в которую люди поверят.

– Вернемся к “Спартаку”. Где вы собираетесь брать игроков, особенно старших возрастов?

– Вряд ли на первых порах мы можем рассчитывать на ведущих ребят из “Динамо”, РЦОР БГУ, “Минска” и прочих серьезных клубов. Но всегда есть люди недовольные своим положением, не у всех есть игровое время, у кого-то конфликт с тренером и т.д. В нашем лице у них появляется отличный шанс проявить себя. Уверен, среди них есть футболисты с хорошим потенциалом.

– Вы рассчитываете на точечную селекцию? Или все же возможна ситуация, когда ваш тренер приведет вам всю свою бывшую команду? Например, ФШМ 2002 или 2006 годов рождения…

– Никаких предпосылок к этому нет. Ни с моей стороны, ни со стороны Короткевичей никаких поползновений в сторону этой организации также нет. И вообще, хочу сказать по поводу того, что вы написали чуть ранее. Создание “Спартака” никак не связано с тем, что братья Короткевичи потеряли место в ФШМ. Это был уже давно запланированный и обдуманный проект. Я работал над ним около года.

– Около года? Но ведь вы только прошлым летом стали сотрудничать с “Крумкачами”.

– Как раз это меня и останавливало от того, чтобы начать свой проект. Но потом оказалось, что у нас с руководством “Крумкачэй” немного разные взгляды на развитие детского футбола. К тому же, мне приходилось выполнять такую работу, которую мне выполнять не хотелось. Например, возня с документами. Одним словом, я должен был быть наемным работником. А мне не хотелось ни на кого работать и выполнять чьи-то распоряжения. Поэтому мы решили дальше идти каждый своей дорогой. Мы не ссорились, продолжаем нормально работать в части экипировки, но в части футбола наше партнерство прекратилось. Поэтому сейчас самое время начать собственный проект.

– Почему ваш выбор пал на Короткевичей? Насколько мне известно, вы часто критиковали их методы работы, в частности, и школы Мурашко, в целом.

– Ну, не так уж и часто. Моя критика сводилась к тому, что для тех игроков, что есть в ФШМ нет необходимости во всяких инстатах, парашютах и т.д. Я считал, что в первую очередь ребят нужно научить элементарным вещам. Но говорить, что это плохо, я тоже не могу. Ведь тренер развивается, растет. Я просто обозначил свою позицию. Могу то же сказать и про “Спартак”. Тем, кто сейчас придет в нашу команду не нужен инстат. Им нужны сейчас прием-передача, ведение, контроль мяча, удар по воротам. Потом можно переходить уже к чему-то более сложному. Если тренеры решат внедрить какие-то свои идеи в процесс обучения, я препятствовать не буду, но и финансировать полары, парашюты и инстат в мои планы не входит. В этом плане мы с братьями Короткевичами очень хорошо поняли друг друга.

– Еще один тренер “Спартака” ваш давний знакомый. Работает в команде, которая всем составом ушла из “Патрика”. Почему решили возобновить отношения с ним?

– Как такового конфликта с Рокко у нас не было. На тот момент ему предложили работу в Литве – стать помощником главного тренера и тренером дубля футбольного клуба высшей лиги “Тракай”. Возможно, в тот момент у меня и была некоторая обида, но, согласитесь, “Патрик” и “Тракай” несравнимые вещи. Естественно, что он выбрал “Тракай”. Когда он вернулся, мы нашли общий язык. И это здорово! Мне всегда нравилось, как он работал. Нам всегда было комфортно вместе. К уходу команды “Торнадо” он абсолютно не причастен.

– Ваш проект “Патрик” был коммерчески успешен. Поделитесь секретом, как сделать детскую футбольную школу прибыльной?

– “Патрик” был лишь относительно успешен. Люди думают, что здесь можно заработать много денег. Те, кто уходил из “Патрика” с планами о больших заработках, много денег не заработали и сейчас не зарабатывают. Секрет прост – только объединившись есть возможность достичь успеха. Действуя каждый сам по себе, ни денег, ни славы не снискать. Однако, говорить о коммерческой составляющей все равно не приходится, детская футбольная школа – это некоммерческий проект. Сейчас в Минске появляются школы, в которых родители платят по 150 рублей в месяц за обучение, за 2 тренировки в неделю. Те, кто берет по 50-60, ни о каком богатстве не помышляют. Если кто-то думает, что Тимофеев купил Лэнд Крузер, заработав на детях, негодяй, то скажу, что это не так. Мой основной бизнес – продажа экипировки.

– В этом свете представляется, что ваше сотрудничество с ФК “Минск”, а затем с “Крумкачами” было нацелено в большей степени на продажу экипировки, а не на развитие детского футбола…

– Это был комплексный подход, поэтому нельзя сказать, что было выгодней. Могу открыть вам коммерческую тайну. Продажа экипировки командам высшей лиги особой прибыли не приносит, с ними всегда больше хлопот, нежели заработка.

– На ком же тогда можно заработать?

– В основном на детских и любительских командах. Большие клубы всегда хотят получить все за копейки, у них, как правило, всегда есть проблемы с оплатой. С ними часто приходится работать в долг, а кредитные ресурсы у нас сейчас дорогие. Этот бизнес себя не оправдывает. Как реклама, может быть, хотя и это относительно. Какая реклама? У нас в футболе нет рекламного рынка. Работа с “Крумкачами” мне была интересна, поскольку был интересен сам проект. А то, что “Крумкачы” или “Луч” покупают экипировку “Патрик” – следствие того, что в этих клубах люди умеют считать деньги.

– Как будет решен вопрос с финансированием в “Спартаке”? Заявлено, что занятия футболом в вашей академии будут бесплатными.

– Под “Спартаком” у нас стоит огромный фундамент из маленьких ребят от 4 до 10 лет. Частично средства возьмем оттуда, частично я буду финансировать проект из доходов от продажи экипировки.

– Обучение в Спартаке всегда будет бесплатным или возможны изменения? Понимаете, о чем я?

– Да. ФШМ конечно подпортила репутацию всем частным клубам. Прочитал на вашем ресурсе, что там на одного ребенка траты составляют больше 100 рублей в месяц. Кроме улыбки у меня это ничего не вызывает. Однозначно заявляю, столько денег не тратится. Нет, конечно при желании можно и больше потратить, но в реальности можно обходиться кратно меньшими суммами. Опасения о том, что мы наберем ребят, а потом введем для них оплату безосновательны. Мы не будем этого делать. Оплата возможна лишь для игроков вторых составов, в том случае, если у нас будет перебор футболистов.

– Так все-таки платные группы будут?

– Для того, чтобы не выгонять на улицу ребят, которые по своим игровым качествам не проходят в основной состав, мы будем предлагать им обучаться за деньги. Это естественный отбор, на это не стоит обижаться. Поверьте, ребята хотят играть в футбол и в 14, и в 15 лет, и не обязательно профессионально. Многие готовы платить за это. Так почему им не дать такую возможность?!

– На какую-либо помощь федерации рассчитываете при создании своего нового проекта?

– Если бы нам для занятий бесплатно предоставили поля, я был бы счастлив.

– Вы всерьез полагаете, что это возможно?

– Думаю, это вполне реально. Просто нужно работать над этим вопросом. Скажу из своего опыта, если обращаться в АБФФ, вас всегда выслушают и рассмотрят любой вопрос. Если же ничего не делать и ждать, что придет федерация и предложит вам поля, деньги, мячи или еще что-то, то ничего вы не дождетесь. Стучитесь, и вам откроют! Всякий раз, когда я приходил в АБФФ с конкретным предложением, мне оказывали помощь. Помимо этого, у нас ведь существует законодательство, которое делает для некоммерческих организаций более доступными спортивные объекты. Будем опираться и на него тоже. Поймите, все эти заявления о том, что мы живем в стране, в которой плевать хотели на детский футбол – чистой воды популизм! Вам помогут, если на то, прежде всего, есть ваше желание. Поэтому вопрос с полями будем решать. А пока “Спартак” занимается на поле СШ №189 на улице Горовца, 14. Пользуясь случаем, приглашаю всех ребят попробовать свои силы в нашей академии.

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Эмблема Барсы , эмблема Спартака , следующая наверное будет эмблема Баварии …

  2. К названию статьи надо еще Милан добавить. Он ко всем себя приписывает.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ