Случаев, когда футболист после завершения карьеры переходит на тренерскую работу, хватает. Есть те, кто находит место в штабе взрослой команды, но есть и те, кто начинает новый путь с работы с детьми. Среди последних — Дмитрий Чалей, который после завершения профессиональной карьеры оказался в структуре родного минского «Динамо» и сейчас работает с подрастающими футболистами. О том, с чем пришлось столкнуться чемпиону страны 2004 года при переходе на новый этап жизни, и важны ли для юных футболистов заслуги наставника, специалист рассказал в интервью footbik.by.


— Прежде, чем говорить о вашей тренерской карьере, давайте вспомним, как заканчивалась игроцкая.

— Бутсы на гвоздь я повесил после сезона-2014, и последним моим клубом стала «Городея». В том году получил очередную травму, которая предполагала долгое восстановление, примерно полгода. Тогда появилось понимание, что в силу этих обстоятельств, в силу возраста пора уже заканчивать. Хочется сказать спасибо «Городее», лично Сергею Яромко. Перед Новым годом мы пообщались, он предлагал стать его помощником. Но так получилось, что тут же поступило предложение из минского «Динамо», звали в качестве тренера подрастающих футболистов. И мне показалось, что новый этап жизни нужно начать как раз в «Динамо». Тем более это мой родной клуб, я тут сам делал первые шаги в футболе, становился с «бело-голубыми» чемпионом.

— Не имея тренерского опыта, образования, начинать работу с детьми — это же огромный риск.

— Согласен. Однако соответствующее образование у меня на тот момент уже было, сейчас хожу на курсы. Но для меня все продумали: целый год я был помощником главного тренера у команд детей 2004 и 2001 годов рождения. От Станислава Пармонова и Сергея Горнака очень много полезного почерпнул. В общем, прошел адаптивный период.

— Определенного страха и волнения, что что-то не получится, не испытывали?

— Вы знаете, такие чувства и эмоции, наверное, до сих пор есть. Потому что присутствует осознание, что я и мои коллеги растим футболистов, новых спортсменов. И в этом случае какие-то свои амбиции нужно отодвигать на второй план и своим воспитанникам отдавать всё.

— С какими самими большими трудностями вы сталкивались в первые месяцы работы детским футбольным тренером?

— Таких глобальных трудностей и проблем не было, если честно. Мне сразу понравилось трудиться, было огромное желание. Кстати, интересно, что современные подрастающие футболисты особо и не знают, кто их тренирует, какие заслуги у их наставника. Но это и хорошо. Как я уже сказал, ты должен забыть о своих игроцких регалиях и работать на благо детей, как-то заинтересовать ребят, сплотить. Это определенный вызов.

Дмитрий Чалей

— А как же понятие «авторитет»? Разве нельзя сказать «будете меня слушать, станете, как и я, чемпионом страны»?

— Может, где-то и нужно подобное говорить. Но, считаю, сейчас такое время наступило, что истории больших отечественных клубов, их традиции не особо чтятся. Поэтому для современных детей, для подрастающих футболистов не будет являться авторитетом то, что я, например, становился в 2004 году чемпионом Беларуси.

— Если не своим авторитетом, своим примером вы увлекали детей, то чем?

— Понимаете, дети и так приходят заинтересованными, для них футбол — это эмоции, игра. Ребята хотят стать частью этого вида спорта. Например, у моих воспитанников 2007 года буквально глаза горят. А вот у детей постарше появляются другие интересы, футбол иногда отходит на второй план. Поэтому нужно всеми способами стараться сохранять у ребят интерес к игре. Придумывать упражнения, которые будут увлекать детей.

— В начале своей тренерской карьеры вы быстро уставали в эмоциональном плане?

— А это происходит и сейчас. Бывает, что запланирована всего одна тренировка в день, но ее так отработаешь, что приходишь домой эмоционально выхолощенным. Работа тренером действительно сложная и энергозатратная. Много времени уходит на планирование тренировочного процесса, анализ матчей. И если тренер со всей ответственностью подходит к своей работе, отдается на тренировках, то, конечно, устает и в физическом, и эмоциональном планах.

— Знания, которые вы передавали и передаете своим воспитанникам, берете из своего опыта или постоянно что-то читаете, где-то сами учитесь?

— Дело в том, что мой опыт больше применим к взрослому футболу, а детский спорт — это совсем другое. Первое время многое узнавал у своих коллег-тренеров, у нас были прекрасные методические уроки, которые проводили опытные наставники. Мне безумно повезло, что я съездил на недельную стажировку в академию казанского «Рубина». Лучше обучения, чем когда ты можешь стать частью тренировочного процесса, присутствовать на занятиях, матчах, и не придумаешь. Конечно, при этом не стоит забывать и о самообразовании. Любые тренеры, даже самые великие, повторяют, что для прогресса нужно постоянно учиться.

— В работе с детьми большую роль играет психологический фактор и умение найти общий язык со всеми и с каждым в отдельности. Как вы находили точки соприкосновения?

— На самом деле эта работа идет постоянно. Действительно, важна коммуникация. И, по-моему, самое главное — это оставаться прежде всего человеком. Я смотрю на любого ребенка, как на личность. Как ты хочешь, чтобы относились к тебе, относись соответствующим образом и к своим воспитанникам. Да, при этом нужно быть требовательным, чтобы дети понимали, что необходимо работать, выдерживать конкуренцию. Однако требования не должны мешать оставаться человеком. Ни тренеру, ни детям. Также наставнику важно уметь терпеть. Встречаются дети с большим футбольным потенциалом, но обладающие тяжелым характером. Нужно научиться терпеть и работать с такими ребятами.

— Для вас с первого же дня работа с детьми стала работой в классическом понимании этого слова?

— Наоборот, зачастую от тренировок получаешь такое удовольствие, что и работой это не назвать. Будто отдушина какая-то. Так что, наверное, скажу так: для меня это сейчас любимая работа, от которой получаю удовольствие. Хотя при этом порой приходится быть плохим и для детей, и для их родителей, когда вынужден отстранять ребят из команды или не брать в состав.

— Судя по вашим словам, вы не жалеете, что выбрали путь именно детского тренера.

— Не жалею, конечно. Очень хочется посмотреть, что выйдет из моих воспитанников, интересно, как они будут развиваться, двигаться дальше. Да, в душе есть желание и стремление попробовать себя и на более серьезном уровне. Но если взять биографию любого тренера, добившегося большого успеха — никто не чурался учебы. Поэтому считаю, что тренер должен пройти все ступени развития, начиная с детского футбола. Учусь, стараюсь прогрессировать. А амбиции? Они есть.

Дмитрий Чалей

— Давайте отмотаем время назад, на те дни, когда вы заканчивали карьеру. Вот сейчас, если бы вам снова предложили войти в тренерский штаб «Городеи» или пойти в академию минского «Динамо» работать с детьми, что бы вы выбрали?

— Такой провокационный вопрос, конечно… Поначалу я и сам задумывался над этим. Да, с одной стороны — взрослая команда, высшая лига, с другой — дети, любимая работа, как я сказал. Но и там, и там — футбол. Да, выбор был сложен, не скрою. Но я втянулся, мне нравится, и как обсуждать то, чего нет? 
Поэтому не могу дать однозначного ответа на ваш вопрос. Кто знает, как судьба распорядилась бы. Возможно, получалось бы и при первом варианте, развивался бы там. А, возможно, и нет.

— Я как-то разговаривал с одним действующим футболистом о его будущем, затронули тему тренерства. И на вопрос, хочет ли он пойти работать с детьми, последовал категорический отказ. Потому что, по его мнению, детскими тренерами не становятся, а рождаются. Вы как думаете?

— В принципе, отчасти он прав. Просто взять и стать детским тренером тяжело. Вспоминая свое время, свое детство, я скажу, что во дворе, организовывая матчи, сам собирал ребят, команды, говорил пацанам, как и что делать на поле. Может, поэтому и сейчас работаю детским тренером. Видимо, еще в совсем юном возрасте были какие-то задатки. Ведь у детского тренера — своя особенная психология. Не каждый может пойти по такому пути. Важно любить и свой труд, и детей. Даже детей — в первую очередь.

Войти, чтобы оставить комментарий