Одна из самых престижных наград в области массового футбола UEFA GROW Awards — у белорусского проекта «Мама, папа, я — футбольная семья». Программа Европейской ассоциации была запущена четыре года назад, чтобы помогать странам развивать вид спорта в самой объемной части футбольной жизни.

Белорусский фестиваль зарождался еще в 2016 году. Начался с мероприятия в Минске, в котором приняли участие 56 семей. Но уже в следующем сезоне проект приобрел национальные масштабы, республиканскому финалу предшествовали областные этапы, поэтому количество участников достигло 500. В 2018 году состоялось уже 19 фестивалей, частью которых стала тысяча семей. Финалисты — по десять семей из каждого областного этапа и по три из каждого районного — встретились в столице в августе на грандиозном празднике на стадионе «Динамо».
Все эти усилия не остались не замечены на европейском уровне. И в Риге директор департамента маркетинга и коммуникаций АБФФ Юрий Садовский и начальник отдела развития массового футбола Виталий Крупица получили заслуженную награду. Для footbik.by Виталий рассказал о том, как проходило мероприятие, как о белорусском проекте отзывались участники и члены жюри и с кем пришлось соревноваться.


— Для того, чтобы было проще понять, что это за премия, давай проведем параллель с кинематографом? Так вот, это можно назвать неким Оскаром?

— Да, это определенный футбольный Оскар. Награждаются лучшие европейские проекты в разных направлениях развития данного вида спорта. Здесь и маркетинг, и коммуникация, и спонсорство, и имидж, и участие. УЕФА с целью показать работы национальных ассоциаций, чтобы проходил обмен друг с другом своими практиками, раз в два года проводит такой конкурс.

— Когда ты понял, что белорусский проект «Папа, мама, я — футбольная семья» нужно выдвигать на конкурс?

— В Беларуси много красивых по задумке проектов, но красивых только на бумаге. Причем это касается не только спорта. А у нас все работает и приносит людям радость. И для меня это главный успех. В течение третьего сезона существования нашего проекта я понял, что можно выдвигать его на конкурс. Как известно, в первый год мы проводили его только в Минске, потом подключили еще областные города. А в течение третьего года участие принимали и жители еще двух районных центров из каждой области. Когда увидел, как там реализовывается наша задумка, когда услышал отзывы людей, тогда понял, что можно идти в Европу. Хотелось поделиться с УЕФА своими идеями и показать, что мы можем чего-то добиваться в сфере массового футбола. Тем более наш проект связан и с элитным футболом.

— Не поверю, что не было цели победить в конкурсе.

— Честно скажу, не было. Понятно, что у меня как спортсмена в прошлом была мысль о достижении вершины. Но в первую очередь хотелось поделиться нашим проектом, показать, какую пользу он приносит футболу, какие социальные задачи решает. То есть одержать имиджевую победу. Но потом, когда нас поместили в шорт-лист, когда осталось только два конкурента, появился спортивный интерес, захотелось выиграть. И то я старался гнать от себя эти мысли. Однако знаю, что и в белорусской федерации футбола переживали и хотели, чтобы мы одержали победу, и мои близкие и родные надеялись на это. Рад, что удалось достичь такой вершины.

К победе мы шли в три этапа. Сначала — создание и развитие на протяжении трех лет нашего проекта. Второй этап — когда мы представляли его членам жюри конкурса. Летом в течение месяца готовили большую презентацию, сопроводительные документы, заполняли анкеты, рассказывали о задачах проекта, перспективах и много о чем другом. В итоге подали заявку. Надо сказать, что в этом году было рекордное количество участников — 107 заявок в пяти номинациях из 44 стран. В конце сентября мы попали в шорт-лист и начали готовиться к поездке в Риге, где нам надо было вживую презентовать проект перед членами жюри и представителями других национальных ассоциаций.

Интересно, что рассказывать о проекте нужно было в течение 10 минут. Жюри ознакомилось с работами, конечно, еще до официальной церемонии, а в Риге мы уже показывали свои разработки другим ассоциациям, гостям церемонии. Оценку выносили люди, никак не связанные с УЕФА: представители науки, бизнеса, спорта, других сфер деятельности. Так вот, о 10 минутах. Тайминг при подготовке к выступлению был моей проблемой, я никак не мог уложиться в отведенное время. Однако успокоил себя: «Что может случиться, если будет не 10 минут, а 12? Ничего страшного». Но когда рано утром пришел в аудиторию, где должна была пройти презентация, чтобы прочувствовать атмосферу, понять, как себя вести, увидел на столике жюри желтую и красную карточки. Оказалось, что если во время презентации ты превышаешь 10-минутный лимит, получаешь желтую карточку. Если больше 11 минут — видишь красную. В случае, если продолжаешь говорить, раздается гудок. Так что все с этим строго. Но лишь для того, чтобы все участники находились в равных условиях и соблюдали правила.

Виталий Крупица

Хорошо, что мы представляли свой проект не первыми. Поэтому, пока говорили другие, я кое-что убрал из своей презентации. В итоге даже желтую карточку не получил. Как была построена презентация? Начал ее с вопроса: «Кто из присутствующих в зале в течение последних пяти лет играл в футбол всей семьей?» Руки подняли всего три-четыре человека. И я сказал: «Видите, мало людей это делает. И мы знаем причины, почему так происходит. А теперь посмотрите, как может проходить ваш семейный уикенд». Показал видео с финала проекта нынешнего сезона, представил цифровые показатели, рассказал о росте, планах, о том, как другие национальные ассоциации могут воплотить у себя нашу задумку (это было очень важно для членов жюри). Закончил выступления я личными чувствами, потому что, работая в рамках проекта «Мама, папа, я — футбольная семья», я получаю колоссальное удовольствие. Показал видео, где мамы в Гомеле били пенальти в финальном матче, показал, что творилось после того, как залетел победный мяч. Мамы обнимаются, папы выбегают на поле, все радуются, счастливы. Это было действительно здорово, на церемонии все оказались под впечатлением.

— Какие самые главные идеи ты хотел донести через презентацию?

— Проект решает две важные задачи — футбольную и социальную. С помощью нашего фестиваля мы хотим, чтобы все люди разных возрастов становились частью футбола, дети шли им заниматься, играли с родителями, в школах, во дворах. Чтобы люди ходили на стадионы, поддерживали клубы, сборные. Также в презентации было отражено, что мы хотим вовлечь в проект профессиональные клубы. Команды таким образом смогут найти новых болельщиков, увлечь их. Мы верим, что с помощью фестиваля можно привлечь дополнительную публику на стадионы, которые и так особо не радуют посещаемостью.

Не менее важен и социальный аспект нашего проекта. В Беларуси много проблем, у людей хватает забот. Думаю, со мной многие согласятся, но мы слишком мало времени уделяем семейному времяпрепровождению. Это нужно исправлять. И мы хотим, чтобы семьи через фестиваль объединялись и проводили время вместе. Очень радует, что в этом плане мы достигаем поставленных целей. Придите и посмотрите, какое удовольствие от происходящего получают участники.

— Белорусский проект открыл новый мир для европейцев?

— Можно и так сказать. Когда в 2016 году мы придумывали проект, долго сидели и размышляли над форматом, потому что хотели сделать все красиво и качественно не только на бумаге. Прошерстили интернет, и, к своему удивлению, ничего не нашли. В какой-то из стран проводили фестиваль, где участвовали папы и их сыновья. Но вот семейного проекта не было нигде. И мы реально удивились. Рады, что в Беларуси удалось реализовать задумки. Приятно, что когда представители УЕФА приезжают, следят за фестивалем, они в восторге и отмечают, что никогда и нигде такого не видели. В Риге, на церемонии, кстати, говорили то же самое. Проект, вроде, простой, но одновременно и гениальный.

— Как думаешь, почему фестиваль удалось организовать именно в нашей стране, а не в Европе, где в футбол вкладываются колоссальные средства?

— Тяжело объективно сказать. Меня очень радует, что в Беларуси семейные ценности, семейные традиции очень важны для людей. По себе знаю: когда стал родителем, я поменялся. В лучшую сторону. Я хочу, чтобы мои дети были лучше меня. Однако для этого нужно что-то делать, показывать пример. И, что касается фестиваля, мы хотели создать площадку, куда могут прийти семьи, быть вместе и становиться лучше.

— В финале белорусский проект конкурировал с проектами из Англии и Румынии. Первые презентовали программу развития школьного футбола, вторые рассказывали о привлечении девочек в данный вид спорта. Расскажи подробнее об этих проектах.

— Румыны рассказывали о школьном проекте, который был достаточно глобальным — по всей стране, с больших охватом участников. Цифры реально впечатляющие, но идея сама по себе простая. По сути, это обычный турнир среди школьных команд. У англичан был проект по привлечению в футбол девочек 5-12 лет. Идея, в принципе, тоже не слишком оригинальная, но, опять же, были хорошие цифры. В чем суть? В стране на базе райисполкомов по-нашему, клубов открывались секции, куда раз в неделю могли прийти девочки и под присмотром профессионального тренера заниматься футболом. Вот такие у нас были конкуренты.

Честно скажу, что когда проходило общение участников, мы отмечали, что наш проект гораздо лучше и интереснее, как бы это нескромно ни звучало. Идея гораздо выигрышнее, однако цифры — скромнее. Но ведь это семьи! Например, в 2018 году в нашем фестивале приняло участие 1010 семей! И для нас это реально огромный успех. Но по сравнению с показателями конкурентов наш цифры выглядят скромнее. Поэтому у меня были сомнения, что жюри оценит наши старания. После презентации россияне, турки, молдаване, представители УЕФА подходили, поздравляли, говорили, что у нас крутой проект, мы должны выиграть. От этого у меня было еще больше сомнений, мол, все считают так, а жюри оценит по-другому. Но когда на церемонии награждения вышел член жюри и начал озвучивать плюсы проекта-победителя (его легко организовать, он с низким бюджетом, его легко транспортировать в другие национальные ассоциации, он с хорошими цифрами), и в конце последовали слова о том, что презентация проекта получилась оригинальная, интересная, захватывающая, что она понравилась всем присутствующим, я понял, что жюри выбрало нас. Выступающий достал из конверта табличку, на которой было написано «Belarus». Когда мы шли к сцене, когда нам аплодировали все люди в зале, присутствовало чувство гордости за нашу страну, за то, что Беларусь является примером продвижения важных социальных ценностей через футбол для всей Европы. Это наша главная имиджевая победа. И в своем выступлении я заметил: «Мы надеемся, что через несколько лет УЕФА проведет европейский футбольный фестиваль». Думаю, это все осуществимо.

— А в финансовом плане какая выгода от этой победы?

— Никакой. Когда я вернулся в Минск, все спрашивали, что нам дали кроме диплома. А ничего. Справедливо ли это? Я не думал об этом. Во-первых, УЕФА и так оказывает достаточную поддержку ассоциациям. Эта победа, как я уже сказал, выгодна больше с имиджевой стороны. Ведя переговоры с потенциальными спонсорами, мы можем показать, что проект признали во всей Европе.

— Для проекта «Мама, папа, я — футбольная семья» подобное достижение — пик?

— В плане европейской оценки — да. Хотя у меня есть мечта провести европейский футбольный семейный фестиваль. А если говорить о внутреннем развитии проекта, то далеко не пик. У нас 118 районных центров, все они могут быть вовлечены в наш фестиваль. Возможностей для роста реально много. Но, как я говорил во время презентации, нам самим уже тяжело все проводить. Тратится очень много времени, человеческих ресурсов. И если проект будет продолжать стремительно расти, вскоре мы станем не отделом массового футбола, а отделом семейного футбола. Одна из наших целей — найти спонсора, который станет партнером проекта. Полученные средства могли бы пойти на услуги агентства, которое бы под нашим патронажем проводило все и развивало в глобальных масштабах. К тому же я уверен, что наш проект сейчас будут изучать во многих странах. Те же турки после награждения подходили, интересовались, просили выслать им презентацию.

Юрий Садовский

— Кстати, какую помощь оказывает АБФФ в реализации проекта?

— Самую непосредственную! В первую очередь нужно сказать, что признание в Европе — это победа всей федерации! Большая заслуга принадлежит руководителям АБФФ, которые поддержали нашу инициативу, выделили первоначальный бюджет. Потом, когда фестиваль запустился, в федерации увидели, что задумка реально работает, и сказали, что нужно все это развивать дальше. Но, конечно, основная нагрузка легла на плечи отдела массового футбола. Чтобы подготовить фестиваль, нужно приложить колоссальные силы. Накануне старта проекта, буквально за ночь до первого дня праздника, я сидел в кабинете, вокруг куча бумаг, уставший, думал, зачем мне все это надо?! Но уже ближе к окончанию фестиваля, когда я видел, как счастливы семьи на футбольном поле, когда мы получали массу положительных отзывов, понял, что все затраты стоили усилий.

Огромную признательность хочу выразить партнеру фестиваля — представительству детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в Республике Беларусь. Они с нами с первого фестиваля, они продвигают те же ценности, что и наш фестиваль, и нам очень важно иметь такого надежного мирового партнера.

Также хочется сказать спасибо местным властям, которые помогают организовывать фестиваль на местах, в других городах. Поначалу мы боялись, что что-то может пойти не так. В этом году перед началом сезона мы пригласили людей в Минск, в течение двух дней проводили обучение, показывали, как все проходит. И когда я приехал на первый фестиваль в Шклов в текущем году и увидел все вживую, понял, что волноваться не за что. Найдены волонтеры, все сделано четко, грамотно, каждый знает свои обязанности. Это замечательно.

— Наличие такого фестиваля, присуждение награды — это все, конечно, прекрасно. Но со временем захочется сделать что-то новое, не менее глобальное, чтобы снова попробовать победить. Есть ли мысли, желание и силы создать не менее яркий проект?

— Да, силы, желание, энтузиазм, запал, любовь к футболу есть. Все это двигает нами. Когда мы шли на сцену за призом, уже тогда я понимал, что вся эта работа, которая позволила добиться признания в Европе, заканчивается. Шел медленно и наслаждался процессом. Одновременно понимал, что фестиваль будет жить дальше, мы его продолжим развивать и продвигать, но при этом нужно уже думать о других проектах.
Конечно, мы работаем в этом направлении. Многое, что сейчас делаем, не видно. Но уже запущен проект по клубному развитию, по школьному футболу. Готовим проект волонтерского движения. Хотим поддерживать частный детско-юношеский футбол. Запустили проект по тренерскому образованию в массовом футболе. Реально много идей и задумок. При этом очень важно помогать региональным федерациям. Только с их помощью, поддерживая, развивая и помогая им, мы сможем кардинально улучшить наш массовый и детско-юношеский футбол. И сейчас мы думаем над тем, как усиливать, развивать региональные федерации.

Войти, чтобы оставить комментарий