Не многим молодым белорусским игрокам удается стать частью западноевропейского футбола. Однако если же этим парням и девушкам предоставляется возможность оказаться в новом спортивном мире, масса впечатлений и опыта им обеспечена. Вот и полузащитник дублирующего состава БАТЭ Максим Мякиш, в прошлом году поигравший за молодежную команду «Лейрии», даже по прошествии некоторого времени с удовольствием и вдохновением рассказывает о жизни в академии португальского клуба.

— Для начала расскажи, как ты оказался в структуре «Лейрии».

— Когда выступал в составе юношеской сборной Беларуси на «Кубке развития-2017», один российский агент меня заприметил, мы начали с ним общаться. После окончания РГУОРа он сказал, что есть вариант переезда в «Лейрию». В то время, к слову, я выступал за гродненский «Неман». Естественно, сразу же откликнулся на такое предложение, потому что всегда хотелось попробовать свои силы в Европе. Были ли какие-то опасения? Нет, если честно. Почему-то был уверен, что смогу там конкурировать. За плечами у меня уже было много матчей за сборную, потому ясно понимал, что такое европейский футбол и мог соотнести свой уровень с возможностями парней из-за рубежа.

— Когда собирался переезжать в Португалию, наводил справки о новом месте работы?

— Да, читал о «Лейрии», узнал, что клуб раньше выступал в элитном дивизионе чемпионата Португалии. Потом, правда, обанкротился и его «спустили» в третью лигу.

— Что тебе обещали перед переездом, какие предлагали условия?

— Ничего сверхъестественного. Сказали, что будет заработная плата, дадут жилье, будут кормить. От меня требовалось только приехать и показать себя в наилучшем свете. И если устроил бы тренеров, то подписал бы с клубом полноценный контракт.

Максим Мякиш

— Как прошел твой переезд в Португалию?

— В феврале 2018 года улетел в «Лейрию», билет мне оплатили. Сразу заселили в квартиру, где жил с колумбийцем. Он, кстати, также выступал за сборную своей страны. Четыре раза в неделю к нам заглядывала женщина, специально нанятая для того, чтобы приготовить нам покушать. Она была из Украины, так что с общением никаких проблем не возникало. Оплату ее услуг, а также аренды квартиры брал на себя клуб.

— С колумбийцем общался на английском?

— Да, правда, этот парень не слишком хорошо им владел, поэтому иногда возникали проблемы. А вот с другими футболистами из команды было легко общаться.

— Судя по тому, что ты жил на съемной квартире, говорить о таком положении вещей, как у нас (когда все игроки живут в Академии футбола, находятся вместе), не приходится?

— Футболистам молодежной и взрослой команд снимали квартиры в городе. Я проживал в четырехкомнатной. Но это когда только приехал в Португалию. А уже после, когда вернулся на второй сезон, нас поселили в двухэтажный коттедж. На одном этаже было пять комнат. И женщина приходила к нам каждый день, готовила.

— Получается, было мини-общежитие?

— Можно и так сказать. По условиям все было отлично. Телевизор, интернет, два туалета.

— Когда ты оказался в структуре «Лейрии», что тебя сразу поразило?

— Много чего, на самом деле. Но первое, что вспоминается, это то, как тренируются иностранные футболисты. Складывалось такое ощущение, что для них это последняя тренировка. Парни грызутся за каждый мяч, выкладываются на тысячу процентов. Мягко говоря, я просто обалдел. Молодые игроки всеми силами цепляются за свой шанс и хотят пробиться куда-то повыше. А те, кто еще не выступает за сборные, и вовсе работает больше остальных. Очень заметно их желание прогрессировать и показать себя.

Мякиш Лейрия

— А что-то негативное впечатлило?

— В шоке был от того, какие иностранцы неряхи. Не убирают за собой: где поели, там и оставили посуду, одежду свалили в кучу. На поле они одни, а в быту — совершенно другие. Первое время даже не мог понять, действительно ли это одни и те же люди.

— Контроль со стороны тренера и руководства клуба осуществлялся?

— Периодически они, конечно, приезжали, спрашивали, как дела, все ли устраивает. Вообще, город там маленький, поэтому заехать не было проблемой.

— Я имею в виду контроль за тем, во сколько возвращаетесь домой, как питаетесь.

— Учитывая то, что нам все готовили, контроля за питанием не требовалось. Еда была только самая необходимая, меню составлялось в клубе. Что касается режима, то и здесь за нами не следили. Да в основном все и так ложились до 12 ночи.

— Все было построено на доверии?

— Да. Там тренер — это как друг, товарищ. И все футболисты понимают, что с его помощью, если будут работать на максимуме, смогут многого добиться. Поэтому с наставником никто отношения портить не хотел.

— Как ты считаешь, молодого футболиста, тем более оказавшегося в чужой стране, лучше контролировать или давать ему жить самостоятельно?

— Думаю, все должно быть индивидуально. Мне, например, легче было жить без контроля. К тому же я сам понимал, что мне предоставлен шанс себя проявить, а в таком случае нарушения режима неприемлемы.

— И никто в ночные клубы не ходил?

— Так там в принципе город маленький, особо и некуда было ходить. Впрочем, думаю, если бы кто-то и пошел в тот же ночной клуб, об этом сразу бы узнали. Если был повод что-то отметить, собирались командой, с тренерами, выезжали на шашлыки. И такие мероприятия на самом деле были довольно частыми, могли каждые выходные проводить вместе.

— В академии создавалась семейная атмосфера.

— Именно так.

— И не были предусмотрены какие-то наказания для провинившихся футболистов?

— В целом режим никто не нарушал. Но если у тренера возникали какие-то вопросы, он беседовал с игроком один на один. Обычно перед матчами проходили такие разговоры. Но и после удачных серий наставник собирал нас и говорил, что расслабляться не стоит, чтобы все работали по-прежнему на максимуме. 

— С тренером ты также общался на английском?

— Да, и параллельно еще учил португальский язык. Если возникали какие-то вопросы, старался говорить на португальском. Индивидуальных бесед с наставником у меня в принципе и не было, но главное, что на тренировках он давал понять, что доверяет мне. Когда меня заявили для участия в чемпионате, я начал постоянно играть в основе. Тренер был доволен и хвалил.

Лейрия

— Расскажи о режиме дня футболистов молодежной команды «Лейрии».

— Поднимались в основном в девять утра, завтракали. Если были предусмотрены две тренировки, после завтрака из дома нас забирали. После тренировки отвозили обратно, мы обедали. После этого — очередная тренировка, а затем — ужин дома. Вечером уже появлялось свободное время. Если же по программе была предусмотрена одна тренировка, то многие парни ходили в тренажерный зал. Кстати, был даже такой момент, что тренер попросил нас ограничить занятия в тренажерке, чтобы мы не переусердствовали.

— Насколько я понял, с тобой жили представители многих стран?

— Да, настоящий интернационал. Но больше всех впечатлили бразильцы. Со мной жили двое ребят из Сан-Паулу, и один из них приехал из фавел. Когда парни выходили на поле, то просто завораживали. Никогда прежде не видел людей, которые тренируются столь много времени, причем очень усердно. Они служили для меня примером. Постоянно с ними пытался общаться, находиться рядом, чтобы учиться и брать для себя что-то новое. Эти бразильцы и на тренировках мяч набивали, и дома. В тренажерном зале часто были. Видно, что парни грезили футболом и хотели добиться многого. В те моменты вспоминалась история с Габриэлом Жезусом. В 2014 году во время чемпионата мира он красил на родине бордюры, а в 2018-м уже сам выступал на мундиале за сборную Бразилии. Вот и мои одноклубники старались себя зарекомендовать, чтобы вырваться в Европу.

— Что из себя представляют тренировки в молодежной команде «Лейрии»?

— Там все расписано по дням, но подготовка к матчам с разными соперниками строилась по-разному. Например, перед поединком со «Спортингом» отрабатывали действия в защите и грамотные выходы в контратаки, а вот если предстояла встреча с командой слабее, то больше уделяли внимания действиям с мячом, готовились доминировать на поле. Тем не менее, независимо от уровня оппонента, подготовка была тщательная.

В чемпионате Португалии среди молодежных команд все стремились попасть в финальный турнир. В первенстве предусмотрены две группы по 12 команд, в финал выходили по четыре коллектива. И потом эта восьмерка играла между собой по круговой системе дома и на выезде. На эти матчи приезжали скауты из всей Европы. На трибунах присутствовали, например, представители «Манчестер Юнайтед», «Севильи». Да и португальские коллективы очень хотели, чтобы их воспитанники понравились скаутам топ-клубов. Помню, «Лейрия» пробилась в восьмерку лучших, и в матче с «Порто» наш голкипер так хорошо сыграл, что буквально после поединка его купили, сейчас он выступает за «молодежку» «Браги».

— Ты рассказывал, что даже на матчи молодежных команд собирается немало зрителей.

— Да, там все помешаны на футболе. Даже на матчи совсем маленьких детей ходит много людей. Понятно, что в основном это родители, но все равно трибуны не пустуют. Несколько сотен человек, телевидение, камеры везде стоят. И такое внимание меня, естественно, приятно удивило.

— Расскажи об инфраструктуре «Лейрии». У нас, например, построена Академия, рядом — несколько полей, футбольный манеж.

— Вообще в португальском клубе все немного скромнее: одно искусственное поле, одно натуральное (за городом) и стадион. И если нам предстоял матч на натуральном газоне, мы иногда тренировались на домашней арене первой команды «Лейрии». Кстати, этот стадион был построен к чемпионату Европы-2004.

— Качество полей на уровне?

— Натуральные поля очень хорошие, а вот об искусственном такого я не сказал бы — оно постоянно вызывало нарекания. Хотя я слышал, что его планировали перестелить. Но к тому времени я уже покинул «Лейрию».

— Что касается непосредственно матчей, то во взрослом футболе команды приезжают к соперникам за сутки до поединка. А в молодежном футболе Португалии как все организовано?

— Если мы играли дома, то никуда, конечно, не выезжали. Забирали нас на матч из дома. Вообще, Португалия — страна небольшая, поэтому даже на гостевые поединки не требовалось ехать за сутки, расстояние преодолевалось быстро. А вот если мы играли на Мадейре с «Маритиму», то на остров летели на самолете. К сожалению, на себе этот способ не испытал — уезжал играть за сборную.

— Что касается финансов, то были предусмотрены зарплаты и премиальные?

— В дубле премиальных не было. И, насколько знаю, в первой команде тоже, хотя раньше, говорят, платили. Премиальные были предусмотрены в случае выхода в лигу рангом выше.

Мякиш Максим

— Оглядываясь в ставшее уже прошлым, скажи, что тебе дало время пребывания в академии «Лейрии»?

— Я получил огромный опыт. Удалось побыть одному в другой стране, где никого не знаю. В первое время было тяжеловато, скучал по дому. Но при этом понимал, что мне предоставлен шанс, за который обязательно нужно цепляться. Даже когда было непросто в финансовом плане, я терпел и продолжал работать, несмотря ни на что.

Главная же проблема, с которой я столкнулся, и которая помешала мне закрепиться в «Лейрии», заключалась в легализации моего пребывания в Португалии. Чтобы оформить все разрешения, нельзя было в течение года выезжать из этой страны. А, учитывая то, что я параллельно выступал еще и за сборную Беларуси и приходилось на время покидать клуб, выполнить это требование было проблематично. Получалось так, что какое-то время я находился в Португалии, срок для легализации шел, но после моей отлучки в сборную этот срок обнулялся и счет начинался заново.

— Что нужно молодому белорусскому футболисту, чтобы приехать в ту же Португалию, закрепиться в молодежном футболе и быть там конкурентоспособным?

— Первое — это, конечно, знание иностранного языка. Если бы я не владел английским, думаю, надолго бы в «Лейрии» не задержался. Второе — быть готовым к любым ситуациям. Бывали такие моменты, что я приезжал из сборной, думал, что и в Португалии буду играть, а меня отправляли в запас. Я, конечно, расстраивался, в голову лезли разные мысли вплоть до того, что ставил под сомнение целесообразность пребывания в новом клубе. А вот у иностранцев другое отношение к этому вопросу. Если кто-то из них не попадает в состав, на следующей тренировке пашет еще усерднее. Ради того, чтобы выйти на поле, просто рвут и мечут.

— А наши расстраиваются и опускают руки.

— Не скрываю, у меня тоже такое было первое время. Но потом с отцом поговорил, сделал выводы и начал работать еще больше. В итоге конкуренцию выиграл, на важные матчи попадал в основу, играл по 90 минут. И тренер, и президент клуба были мной очень довольны.

— Если откровенно, «Лейрия», молодежный футбол в Португалии после Беларуси — это другой мир?

—В Португалии все реально круто. Я был очень доволен, несмотря ни на что. И даже когда с финансами возникали проблемы, уезжать не хотелось. Понимал, что могу конкурировать и попасть в более сильный клуб. Но, к сожалению, по визовым причинам не смог оставаться в стране. С «Лейрией» расстались нормально. Могу сказать спасибо клубу за предоставленный шанс. Сейчас же, вернувшись в Беларусь, чувствую себя другим человеком. Попробовал — хочется еще. И, думаю, в Европу еще вернусь.

Войти, чтобы оставить комментарий