В 2017 году нападающий «Ислочи» Дмитрий Некрашевич вошел в историю белорусского футбола, став самым молодым участником высшей лиги, выйдя в концовке встречи с «Нафтаном». Обедни футболист не испортил. Правда, застолбить за собой место в первой команде «волков» игроку пока не удается — мастерство он нарабатывает в матчах дублирующего состава. Тем не менее Дмитрий не отчаивается, объективно оценивает свои силы и верит в то, что сможет добиться больших высот. В интервью footbik.by Некрашевич рассказал о своем дебюте в «вышке», начале карьеры на поле в Михановичах и почему одинаково восхищается Месси и Роналду.

— После твоего дебюта в высшей лиге, слыша лестные отзывы о тебе от Виталия Жуковского, казалось, что дорога в большой футбол для тебя открыта. Но ты по-прежнему играешь за дубль. Не обидно?

— Нисколько. Я сам понимаю, что не дотягиваю до многих игроков первой команды «Ислочи». Да и мне еще нет 18 лет, куда спешить? Я даже сходу не могу назвать игроков до 19 лет, которые сейчас стабильно выходят в матчах высшей лиге.


— Каково было стать в 16 лет и 92 дня самым молодым игроком высшей лиги сезона-2017?

— Приятно, конечно, попасть в историю. В конце сезона уже всё было известно, проходила последняя игра. И тренер дал мне шанс почувствовать, куда расти и к чему стремиться.

— Небо и земля?

— Не сказал бы. Все-таки тогда мы играли против «Нафтана», который к тому времени уже вылетел из «вышки». Поэтому и за новополочан вышло много молодежи, возрастных было мало. Так что особой разницы, в той же скорости, например, не ощутил. И, думаю, лишним на поле точно не оказался.

— В том матче ты заменил Геннадия Близнюка — одного из самых возрастных на тот момент игроков чемпионата Беларуси.

— О да, точно. Необычно было выходить вместо известного, уважаемого футболиста. Хотелось сыграть не хуже его, чтобы и меня немного заметили.

— Между вами разница, кстати, 21 год. Колоссальная разбежка.

— Мне кажется, сейчас возраст в футболе особо ни на что не влияет. Тому же Мбаппе сейчас 20 лет, а он уже лидер «ПСЖ», чемпион мира в составе Франции. Прекрасно проявляет себя на топ-уровне.

— Мне кажется, немного неуместно сравнивать наших молодых игроков и западных.

— Нет, как раз о молодежи можно говорить. Ведь и наши юноши неплохо играют с иностранными командами. Но потом, если не уезжают в Европу, перестают прогрессировать. Там ведь уровень футбола повыше, условия для роста куда лучше. Конечно, важна и игровая практика, но, в целом, даже если хотя бы работать в западных академиях, клубах, тогда можно достичь большего прогресса.

— В каком возрасте нужно задумываться о переезде на Запад?

— С 18 лет. Когда ты более-менее самостоятельный, можешь сам деньги зарабатывать, родители отпускают.

— А ты, в 16 лет дебютировав в белорусской высшей лиге, не можешь назвать себя самостоятельным?

— Ну, как сказать… Да, в какой-то степени самостоятельный, но, уверен, еще в дубле нужно поиграть. Пока рановато выходить в «вышке».

— Тем не менее даже простые тренировки с первой командой дают больше, чем игры за дубль?

— Да. Скорости повыше, нужно быстрее думать. Даже времени на передышку нет. Если замешкаешься, партнеры мяч отберут, «напихают». Нужно всегда находиться в процессе.

— Тебя, кстати, «старики» не «душили» на тренировках?

— Если справляюсь с нагрузкой, все успеваю, то могут и похвалить. А если косячишь, перечишь, ошибаешься, не дай бог, даже в товарищеских матчах, тогда могут и по шее дать.

— Сколько раз доставалось тебе?

— Лично мне ни разу. Я сам понимал, что если меня вызвали в основную команду, как минимум перечить более опытным игрокам нельзя. Может, мне чего-то не хватало в техническом плане, но я старался, стремился быть на равных.

— Мог подойти и спросить совета?

— А иногда возрастные игроки сами подходили и что-то мне подсказывали. Кто-то — с «пихачем», а кто-то, как, например, Шагойко, спокойно рассказывал. Даже в тренажерном зале, если я чего-то не знал, он подсказывал, советовал. Все спокойно, понятно.

— А до тебя когда быстрее доходит — когда жестко объясняют или спокойно?

— Смотря что говорят, какие моменты. «Пихач» начинается, когда тебе уже все объяснили, а ты ничего не понял ни в первый раз, ни во второй. Но, честно скажу, я не загоняюсь, когда на меня кричат и объясняют в жесткой манере. Понимаю, что не прав, значит, нужно работать дальше.

— Молодые игроки, когда приходят в первую команду, получают прозвища. Как тебя прозвали?

— Не знаю почему, но дали прозвище «газелька». Была тренировка с основой, мы бегали. И так получалось, что я постоянно обгонял более опытных игроков, хотя требовалось держать линию. Вот меня и начали после этого называть «газелька».

— В дубле тебя тоже так называют?

— Нет, там об этом не знают (смеется).

— После дебюта в «вышке» появилась надежда, что в следующем сезоне станешь частью основной команды?

— Вот так вот конкретно не скажу, но при этом понимал, что в случае чего, скорее всего, меня снова позовут, может, дадут сыграть. О стабильном попадании в заявку на матчи высшей лиги не думал. Но сейчас уже хочется чего-то большего, есть желание быть поближе к большому футболу.

— Возвращаясь в дубль, чувствовал некое превосходство над партнерами?

— После того, как впервые потренировался с основой, может, даже поймал звезду. И где-то недорабатывал. Тренер садил меня на лавку, переставал ставить в основу. Тогда я понял, что делаю что-то не так. Исправился, работаю и выкладываюсь на поле по максимуму. И лишний раз о дебюте в «вышке» особо не вспоминаю. Да и что там за дебют был? Пару минут, особо ничем не запомнился.

— Тем не менее определенной высоты ты достиг. И сейчас вспоминаешь начало своего футбольного пути?

— Конечно. Причем интересно, что меня родители в футбол особо и не хотели отдавать. Брат, который старше меня на семь лет, занимался в СДЮШОР «Динамо», играл с мужиками в поселке. А мне мама сказала, что я футболом заниматься не буду. То в музыкальную школу водила, то еще куда-нибудь. В итоге если многие ребята попали в этот вид спорта в лет 6-7, я начал тренироваться почти в 10. В четвертом или пятом классе пришел в класс тренер, спросил, кто хочет попробовать себя в футболе. Я поднял руку. И, знаешь, мама быстро смирилась, потом ходила к тренеру, спрашивала у него, есть ли у меня перспективы. Зимой мы занимались в маленьком школьном спортзале, летом — на улице. Раз в неделю играли на районных турнирах. Мне уже тогда казалось это престижным. Потом появилась такая команда, как «Ислочь». Когда она вышла в первую лигу, на нас, молодых парней, обратили внимание, мы стали играть на первенстве лицензирования. Когда «волки» пробились в высшую лигу, мне, 15-летнему, за дубль из-за возраста нельзя было играть, продолжал выступать за лицензию. Ну а потом уже наконец-то перебрался во второй состав «Ислочи».

— Когда начинал играть в футбол, за какой клуб мечтал выступать?

— Так как брат занимался в структуре «Динамо», мне тоже туда хотелось попасть. Даже одежду с буквой «Д» носил иногда. Когда БАТЭ вышел в Лигу чемпионов, хотелось попасть туда. А когда появилась «Ислочь», все мысли были связаны с этим клубом. Тем более он из Минского района. Да и, честно говоря, еще в детстве удалось прочувствовать всю атмосферу местного футбола. В родных Михановичах частенько проходили турниры, приезжали команды из района. Люди приходили, стояли вокруг стадиона. Было по-настоящему круто. Но потом, к сожалению, куда-то все это ушло.

— Не понимаю твою маму, которая в такой обстановке могла тебе запрещать заниматься футболом.

— Это все во многом потому, что брату всегда было тяжело добираться в Минск на тренировки. Зимой ловили попутки, занятия проходили на асфальте. Мама видела, насколько все это тяжело, поэтому и не хотела отдавать меня в футбол. Говорила, чтобы я учился, чтобы потом стать каким-нибудь профессором. Но сейчас, когда я играю в «Ислочи», она совсем не жалеет, что я связал свою жизнь с футболом. А вот брат, кстати, со спортом завязал. Играл до 18 лет, в дубль не пробился и в итоге закончил карьеру.

— Тебе легко было совмещать учебу с футболом?

— До класса седьмого я толком и не знал, что такое настоящие тренировки. Борис Михайлович Лазарчик собирал нас в зале после уроков, где-то в три часа. Особой нагрузки на занятиях не было, если честно. Поэтому и вечером успевал все сделать. А уже после девятого класса, когда нужно было ездить в Минск, стало чуть труднее. Хотя при этом повезло, что ни уроки, ни футбол не пересекались. Старался все успевать. Тем не менее, даже если нужно было уехать, учителя спокойно отпускали. Просто в Михановичах есть музей, где висят фотографии земляков Дмитрия Молоша, Игоря Зюлева. Поэтому и если ты занимался футболом, то к тебе было особое отношение.

— Насколько знаю, школу ты уже закончил. Из-за футбола не пришлось пропускать выпускной, как это бывало у многих других игроков?

— Тут все получилось очень удачно. Выпускной у меня был с пятницы на субботу, а в воскресенье предстояла игра. В итоге я побыл на школьном празднике, в три часа ночи поехал домой, отоспался и отправился на предигровую тренировку. И, скажу честно, режим в те дни не нарушал (смеется). А как сыграли мы? Даже не вспомню. Я на самом деле редко запоминаю матчи, если они не особо принципиальные.

— Где сейчас ты учишься?

— Нигде. Поступал в БГПУ на факультет физического воспитания, но плохо сдал ЦТ. Да и, если откровенно, особо к тестированию не готовился, много времени занимал футбол. В итоге практически в последний момент записался, пришел, многое наугад в бланке поставил. Ну и не поступил. Сейчас посещаю подготовительные курсы, буду снова пытаться поступить в БГПУ.

— Так ты двоечник?

— Нет, кстати. Школу закончил со средним баллом 7,0. Просто ЦТ сдал плохо.

— В тот момент, когда ты пролетел мимо вуза, мама не сказала бросать футбол?

— Нет, потому что у меня уже был какой-никакой контракт, да и на работе у мамы знали, что я играю в футбол, за «Ислочь». Постоянно интересовались, даже спрашивали билеты иногда. В общем, из-за того, что не поступил, мама не ругала. Я сам хотел пойти в училище какое-нибудь, чтобы год не терять. Но она мне сказала, чтобы лучше сейчас больше времени уделил спорту, тренировался, играл, а уже следующим летом попробовал вновь поступить.

— А зачем футболисту высшее образование? Можно же и без него хорошо зарабатывать, быть не виду.

— Конечно, если заиграешь в каком-нибудь хорошем клубе, то можно получать неплохие деньги. Но у белорусских футболистов в основном как? Отыграют на родине, скопят немного средств, а после окончания карьеры что делать? Все потратится, нужно искать работу. Да и зарабатывать хочется тоже немало. Без образования сделать это будет очень тяжело.

— После того, как ты рассказал о том, что не поступил в вуз, я сразу подумал об армии. Не страшит такая перспектива?

— Мне 18 исполнится только в конце августа. Надеюсь, к этому времени уже буду зачислен куда-нибудь. А если нет? Даже не думаю о таком. Нужно обязательно поступить.

— Сейчас у тебя есть контракт с «Ислочью». Когда впервые его заключал, кто был рядом с тобой, скажем так, в качестве агента?

— В первый раз я даже не знал, куда еду. Тренер сказал, что нужно приехать в АБФФ, в такой-то кабинет. Приехал, открыл дверь, поздоровался. Мне вкратце объяснили, что хотят заключить со мной контракт. Дали бумаги для ознакомления. Мне тогда было, кстати, 15 лет. Подписал, на руки получил один экземпляр и поехал домой.

— Ты с 15 лет начал получать зарплату?

— Да, какие-никакие деньги были. Правда, их хватало на то, чтобы купить несколько пар кроссовок. Там совсем небольшие деньги.

— А насколько тебе важны эти цифры?

— Пока никакой роли они не играют. Надо работать, зарекомендовывать себя, а когда стукнет лет 25, ты будешь игроком хорошего клуба, тогда можно будет ставить какие-то свои условия, что-то требовать по зарплате. Мне же пока главное, чтобы на проезд хватало (смеется).

— Если в 15 лет ты самостоятельно приезжал в АБФФ и заключал контракт с «Ислочью», то недавно, в январе, кто-нибудь был рядом в качестве помощника, советчика?

— Все самостоятельно. Отличие от того случая лишь в том, что я уже знал, куда еду и зачем, были обговорены условия. Да и я более профессионально отнесся к процессу, все внимательно изучил.

— Кстати, что ты думаешь насчет сотрудничества футболистов и агентов? Насколько это важная составляющая в карьере игрока?

— Мне кажется, если у тебя закончился контракт с клубом, то благодаря агенту как минимум на просмотр в другую команду ты точно попадешь. Дальше все зависит только от тебя. Самому же, без агента, тем более если ты особо и не поиграл нигде, тяжело куда-то попасть. Обращались ли ко мне агенты? Нет. Может, еще не время.

— Наверное, все впереди, ты пока лишь перспективный футболист. Кстати, в каком возрасте игрока нужно переставать считать перспективным?

— Даже не знаю. Например, даже того же Криштиано Роналду можно назвать таковым. Он работает, прогрессирует. Поэтому переставать называть игрока перспективным можно лишь тогда, когда он закончит карьеру.

— Ты вспомнил о португальце, поэтому вопрос такой: Роналду или Месси?

— 50 на 50 (смеется). Раньше я Криштиану недолюбливал, Месси больше нравился. Даже не знаю почему. Но сейчас смотрю на португальца, а он все забивает и забивает. Одному можно не работать, а он все равно отличится (это про Месси, у которого талант), а Роналду работает, трудится и доказывает свое мастерство.

— На кого ты по отношению к делу, к футболу больше похож?

— Не знаю почему, но в дубле меня иногда называют Мбаппе. Вроде, и не такой быстрый, не чемпион мира. Может, похож как-то (смеется).

— А для тебя самого кто является примером для подражания?

— Всегда фанател от Роналдиньо. Восхищался тем, как может отдать пас Иньеста. Да, мне хочется забивать, но всегда приятно и отдавать передачи. Сейчас стал чаще играть в пас.

— Но любой нападающий — это эгоист.

— Раньше можно было бы так сказать и обо мне. Но сейчас осознал, что и отдавать нужно. Важно не заигрываться. Когда у меня появляется момент, стараюсь сам разобраться. Но в целом я стараюсь быть командным игроком, а не индивидуалистом.

— Поэтому и не стоит обращать внимания на твою не самую богатую голевую статистику?

— В прошлом году, вроде, все начиналось неплохо, во второй игре забил. Но потом, видимо, поймал звезду, в первом круге совсем ничего не получалось. Со временем поменял отношение к себе, к футболу, стало больше получаться.

— Наверняка у тебя есть мечта попробовать себя в зарубежном чемпионате. В каком, если не секрет?

— Всем, конечно, хочется поиграть в Англии, Испании. Но для того, чтобы там обосноваться, нужно знать язык. У меня с этим сейчас проблемы. Поэтому пока мечтаю попасть в чемпионат России. В какую команду? Всегда нравился «Зенит». Но это все в перспективе, в мечтах. Пока же главное заиграть в Беларуси, зарекомендовать себя на родине. А там уже можно подумать и о чем-то более глобальном.

Фото: сайт ФК «Ислочь».

Войти, чтобы оставить комментарий