На январском Кубке развития команда Михаила Мархеля, составленная из игроков 2002 года рождения, произвела фурор: впервые за 12 лет белорусская сборная завоевала золотые медали турнира. Одним из героев коллектива стал полузащитник Тайсир Адамчик, принявший участие во всех поединках и отметившийся двумя голами. Об этом футболисте заговорили многие и сейчас ему прочат большое будущее. По информации footbik.by, уже совсем скоро игрок «Минска» отправится покорять один из европейских чемпионатов. Что ж, самое время познакомиться с полузащитником, который в разговоре с корреспондентом портала рассказал о своём пути из тхэквондо в футбол, кардинальной смене амплуа на поле, мечте сыграть в мадридском «Реале» и об отношении болельщиков к своему цвету кожи.

— Давай сразу определимся, как тебя правильно зовут — Тайсир или Карим?

— Карим. С самого детства меня так зовут. Только в паспорте, в протоколах пишут Тайсир. А как друзья называют? Кара.

— Кстати, а какое-нибудь белорусское имя не думал себе взять. Вот, например, Терентия Луцевича раньше звали Вобга Тьенчен.

— Не, я примеру не последую. Зачем что-то менять? Меня и так все устраивает.

— Действительно. Тем более тебя все знают именно как Карима Адамчика.

— Да, и даже на улице иногда подходят, здороваются. Правда, не такой уж я и знаменитый (смеется). Но после январского Кубка развития, который прошел в Минске, и у меня, и нашей команды поклонников, конечно, стало чуть больше.

— Давай, кстати, вспомним турнир. После победы в финале и завоевания «золота» долго отходил?

— На самом деле быстро. Прошла неделя, начались сборы, нужно было готовиться к матчам элитного раунда чемпионата Европы. О победе в Минске забыли быстро, эйфории не было. Но все равно присутствовала радость, все-таки сумели победить, впервые за 12 лет взяли «золото», порадовали родных болельщиков. Стоит сказать, что команда у нас собралась действительно классная, сильная. Все понимали, что нам по силам достичь такой вершины. Плюс Михаил Мархель — отличный мотиватор. Если что-то не получается, он знает, где и что нужно поменять.

Сборная Беларуси

— К сожалению, победный путь оборвался в Германии — не удалось все-таки выйти на чемпионат Европы.

— Ох, тогда мы очень сильно расстроились. Такой путь прошли, с Германией и Словакией вничью сыграли. Но в ключевом матче, с Исландией, совсем ничего не получалось. Просто перегорели, эмоций не хватило. Привезли себе первый мяч, второй, а потом все развалилось.

— Это самое большое разочарование в твоей футбольной карьере?

— Да. И надеюсь, что больше такого не повторится.

— Как ты отвлекаешься от таких моментов?

— Все через работу, тренировки, матчи. Плюс у меня весь день занят: школа, сейчас заканчиваю 11-й класс. После учебы — футбол. Так что свободного времени фактически нет. И, честно говоря, мне нравится такая жизнь. Получаю удовольствие от футбола. Не переживаю, что какие-то развлечения проходят мимо меня. Все в будущем. Пока буду тренироваться, доказывать свою силу, а потом уже найду время для отдыха. 

— Футбол у тебя на первом месте?

— Да, и даже учусь я, если честно, плохо. До того, как начались постоянные тренировки, успеваемость была неплохая, но после скатился. Все-таки игры, сборы. Начал много уроков пропускать. Некоторые учителя, конечно, входят в мое положение, а некоторые идут на принцип. Тогда приходится как-то выкручиваться.

— Когда понял, что хочешь полностью посвятить себя футболу?

— Пару лет назад, когда перестал быть вратарем, пошел в поле, у меня все начало получаться. Вот тогда понял, что футбол для меня — это главное.

— Действительно, ты начинал карьеру в «рамке», в роли голкипера. И, насколько знаю, был одним из лучших в своем возрасте. Как оказался в воротах?

— Пришел на тренировку, занимался в РЦОП БГУ, а в команде не было вратаря — поставили меня. Возможно, так решили, потому что во время игры в ручной мяч я хорошо ловил, как настоящий вратарь. И, откровенно, в «рамке» чувствовал себя вполне комфортно, играл довольно долго в роли голкипера. Но когда полевые начали получать травмы, не хватало игроков, меня решили переквалифицировать. Помню, в течение одного сезона даже чередовал матчи: то в воротах, то в поле. И даже бегал с первым номером на спине. На какой-то турнир в Лиду поехал в роли вратаря, но в итоге, с первого же матча, выступал в поле. И успел сыграть почти на всех позициях: и центральным защитником, и крайним, и нападающим, и в полузащите. Но комфортнее всего мне в роли опорного полузащитника. А вот впереди, честно говоря, мне скучно. Голы забивать — не мое. Мне бы передачи раздавать, обыгрывать.

— Если бы сейчас попросили сыграть голкипером, смог бы?

— Только если на один матч. Уже привык к своему нынешнему амплуа. Кстати, переход же из ворот в поле у меня случился постепенно. В последнем моем вратарском сезоне я даже играл в стиле Нойера, довольно далеко выходил.

— Путь в футбол у тебя тоже довольно необычный — пришел ты в этот вид спорта из тхэквондо.

— Хотел в детстве чем-то заниматься, а в школе была секция по тхэквондо. Родители меня туда и записали. Но мне больше всего нравилось по субботам там туда ходить — потому что мы играли в футбол. Страсть к этому виду спорта у меня появилась очень рано. А начал им всерьез заниматься благодаря дедушке, который заметил мои способности и решил, что меня точно нужно отдавать в футбол.

— Навыки тхэквондо на поле не применяешь?

— О нет, обходится без этого. Я вообще на самом деле спокойный футболист, не грубый, не люблю играть жестко. Меня еще ни разу не удаляли, да и желтых карточек не так уж и много. А если провоцируют, то стараюсь не обращать внимания на это. Если что-то выяснять, то лучше после матча и вне поля.

Карим Адамчик

— О чем ты мечтал в детстве, кем хотел быть?

— Помню, в садике нас спрашивали об этом, так я сказал, что хочу быть могучим рейнджером. Очень любил смотреть этот мультик в детстве. Маленький был, ничего не понимал (смеется).

— А что касается футбола?

— Мечтал быть знаменитым и играть в топ-клубе. Сейчас хочется уехать в Европу, зарекомендовать себя там. А потом получать вызовы в молодежную сборную страны, в национальную.

— Встречал мнение, что в «молодежку» тебя уже сейчас можно звать, тем более тренирует ее Михаил Мархель.

— Не, рано еще. Год-два еще нужно поиграть, поработать. Да, чем раньше получится заиграть, тем лучше, но пока еще не время.

— Что касается Европы, то ты мечтаешь оказаться в «Манчестер Юнайтед» или мадридском «Реале»?

— Да, с самого детства об этом мечтаю. Хотя сейчас хочется больше поиграть в «Реале», потому что туда, возможно, перейдет Погба, мой кумир. А из белорусов мне нравится Глеб, настоящая легенда нашего футбола, Филипенко — хороший защитник.

— Читал, что Погба — один из самых ленивых полузащитников АПЛ. А ты хочешь быть похожим на него.

— Не, не в этом плане. Я всегда отрабатываю на сто процентов, никогда не ленюсь. И если нужно добежать — добегаю. Постоянно иду в борьбу. Тем более здоровье у меня есть. И, к счастью, травмы меня обходят стороной, тренировки не пропускаю. За последний год так точно был абсолютно на всех тренировках. Единственное, помню, несколько лет назад сломал ребро, две недели лежал дома. И, честно скажу, для меня это было очень тяжелое время. Не знал, чем заняться. Наверное, все фильмы известные просмотрел. Так что для меня самое большое наказание — это остаться без футбола.

— Но сейчас у тебя его достаточно много. Знаю, что скоро ты уедешь в пльзенскую «Викторию».

— Точно ничего не могу сказать, эти вопросы клубы решают между собой. Но знаю, что у чехов интерес ко мне есть. Просто существуют разные нюансы, которые нужно решить, в том числе с УЕФА.

— Ты же раньше был на просмотре в «Виктории»?

— Да, два раза ездил. И впечатления у меня остались только самые лучшие. Все-таки скорость футбола совсем другая, тренировки более интенсивные, насыщенные. В Чехии очень много внимания уделяется технике, работе с мячом. И когда вернулся в Беларусь, стал быстрее во время тренировок и игр думать.

— Насколько помню, за «Викторию» ты даже успел провести несколько спаррингов?

— Да, один из них — против «Дубровки» из третьего дивизиона. Вышли мужички с пузиками, любители. Но играли они довольно неплохо, хотя мы все равно победили.

— Уже тогда хотелось остаться в Европе?

— Конечно. Да я считаю, что чем раньше вырвешься из белорусского футбола, тем лучше. Как только предлагают — соглашайся. В Беларуси тяжело прогрессировать. Но пока приходится мириться, что в Европе нам до 18 лет нельзя принимать участие в официальных матчах.

— Многие начинающие белорусские футболисты стремятся для начала заиграть в топовых белорусских клубах. Но ты эту ступень хочешь перешагнуть.

— Так а как это сделать? В том же БАТЭ молодым не доверяют, там очень мало своих воспитанников. Если играть в высшей лиге, то только в «Минске», где молодежи доверяют. У меня, конечно, желание сыграть за «горожан» есть, даже несколько матчей провел за дубль. Но все равно больше хочется уехать в Европу. А если приглашают, то не стоит отказываться.

— Тебе в принципе белорусский чемпионат, высшая лига, нравится?

— Откровенно, не очень. Скучно, голов немного. Плюс атмосфера не самая яркая. Вот мы ходили на матч в Чехии, «Виктория» играла с загребским «Динамо». Собрался весь стадион, болельщики файеры зажгли. У нас что-то похожее возможно только на поединках БАТЭ с брестским «Динамо», с минским.

— Пльзенская «Виктория» — это ведь далеко не «Реал», о котором ты мечтаешь.

— И все равно это очень сильная команда, которая постоянно участвует в еврокубках. Думаю, сначала поиграю в Чехии, потом постараюсь перебраться в Германию, а оттуда уже можно попасть и в «Реал», и в «Манчестер Юнайтед» (смеется).

— Готов бросить здесь все, уехать за границу и жить самостоятельно?

— Так я и сейчас, в 16 лет, живу самостоятельно. В прошлом году переехал на базу «Минска».

— Естественно, не могу не спросить о твоём происхождении.

— Я на самом деле белорус, просто папа родом из Судана. Сейчас он живет в Англии. Одно время помогал, но потом мы уже перестали общаться, связь потерялась. Если честно, даже ни разу с ним не встречался. Общались только по скайпу. Сейчас же моим главным болельщиком является бабушка. Пусть она уехала в Америку, по интернету смотрит, потом мы с ней обсуждаем. Младшие братья, которым 7 и 8 лет, ходили на Кубок развития.

— Братья хотят пойти в футбол?

— Очень. Но пока еще не начали. А дома мои бутсы уже примеряли (смеется). Подрастут — подарю им. Возможно, будет футбольная династия, как у Лисаковичей.

— Знаю, что ты жил раньше в Шабанах. Инцидентов, в том числе связанных с цветом кожи, не было?

— Это все стереотипы — там спокойный район. Можно и поздно гулять — ничего не случится. И у меня никаких инцидентов не было.

— А с трибун болельщики кричали, могли как-то обозвать?

— Да, случалось. Как-то играли против БАТЭ на стадионе ФК «Минск», и кто-то из родителей игроков борисовской команды назвал меня обезьяной. Тут же один из моих знакомых его сразу успокоил.

— Сначала обращал внимание на эти выкрики?

— Да, и было очень обидно. Плюс иногда шел по улице, пальцами тыкали. Неприятно. Но потом повзрослел, понял, что не стоит обращать на это внимание, а тем более загоняться. И даже если с трибун что-то в мой адрес кричат, пропускаю мимо ушей.

Тайсир Адамчик

— Белорусские болельщики толерантны?

— Нет. Попал как-то в неприятную историю на матче БАТЭ и минского «Динамо». Борисовчане забили, я порадовался. А сидевшие за мной фанаты столичного клуба начали мне угрожать, говорили, что я со стадиона не выйду.

— Может, поэтому у тебя такое желание уехать в Европу?

— А там то же самое, может, даже в большей степени. Звучат расистские кричалки.

— Что нужно сделать, чтобы расизма не было в футболе?

— Тем болельщикам, которые оскорбляют футболистов, нужно запрещать посещать матчи. Не пожизненно, но на продолжительный срок, на года три-четыре, чтобы люди переосмыслили свое поведение. Или вообще наказать команду, чтобы она несколько матчей провела при пустых трибунах.

Войти, чтобы оставить комментарий